Гендерные особенности восприятия и лечения болевого синдрома

страницы: 46–51

Арефьева М.О. Халтагарова В.Н. канд.мед.н Шимелис И.В. канд.мед.н кафедра физической реабилитации и спортивной медицины, Национальный медицинский университет им. А.А. Богомольца

 

Лечение болевого синдрома

Классификация НПВП в зависимости от селективности угнетения активности изоформ ЦОГ (Шварц Г.Я., 2004)

 

Международная ассоциация по изучению боли (IASP) дает ей следующее определение: «Боль – неприятное ощущение и эмоциональное переживание, ассоциированное с имеющимся или потенциальным повреждением тканей, или же состояние, описываемое больным в терминах такого повреждения и определяемое сенсорной информацией, аффективными реакциями и когнитивной деятельностью».

Являясь не только проявлением болезни, но и сигналом опасности, боль рассматривается как важнейшее биологическое приобретение в эволюционном аспекте (Голубев В.Л., 2008).

Сигнальное значение особенно характерно для острой боли. При этом хроническая боль отличается от острой не столько длительностью, сколько патогенезом, клиническими проявлениями, а также лечением и прогнозом.

Женщины чаще жалуются на боль и отмечают ее высокую интенсивность: от клинических проявлений артрита и до ее лечения в послеоперационном периоде по сравнению с мужчинами при аналогичной патологии. Значит ли это, что существуют генетические особенности различного восприятия боли у мужчин и женщин? Согласно статистике, около 50 млн жителей США страдают от хронической боли (Fillingim R.B., 2006). На этом фоне у мужчин риск развития острых нарушений более низок по сравнению с женщинами. Сильная боль в спине или мигрень часто приводит к нарушению трудоспособности и препятствует занятиям спортом. В некоторых случаях на фоне хронического болевого синдрома пациенты теряют аппетит, впадают в депрессию. С учетом того, что ежегодно расходы на лечение, компенсацию и юридические услуги по ведению лиц с болевым синдромом в США составляют примерно 100 млрд дол., именно боль считается наиболее дорогостоящей (затратной) проблемой, связанной со здоровьем.

По мнению специалистов Ассоциации неврологов (SFN), половые особенности обусловливают не только различное восприятие боли у мужчин и женщин, но также и разную продолжительность разговоров об этом, степень переносимости, выбор лекарственного препарата для купирования боли; и этим объясняется даже различная дозировка лекарств во врачебных назначениях (Essen D.V., Marder E.E., 2007).

Для оказания эффективной помощи и реабилитации ученые изучают факторы, определяющие различное восприятие и переносимость боли у мужчин и женщин. Однако в этой области прогресс наблюдается незначительный в силу отсутствия надлежащих рекомендаций по проведению таких испытаний.

Внедрение соответствующих методик и процедур для выполнения исследований в этом направлении позволит:

  • разработать так называемые гендерспецифичные лекарственные средства для купирования боли;
  • лучше понять высокую распространенность некоторых болевых синдромов среди мужчин и среди женщин.

Поразительным открытием в медицине было то, что сильнейшее обезболивающее морфин по-разному действует как на головной, так и на спинной мозг у мужчин и у женщин. Эксперименты на животных показали, что самкам для облегчения боли требуется доза морфина в два раза выше (при одинаковом воздействии болевого агента) по сравнению с самцами. Морфин связывается с μ-опиоидными рецепторами клеточной мембраны, вследствие активации которых ингибируется аденилатциклаза, участвующая в синтезе цАМФ, а также регуляции ионных каналов. Закрытие потенциалзависимых кальциевых каналов в пресинаптическом нейроне приводит к уменьшению выброса возбуждающих нейромедиаторов (таких как глутаминовая кислота), а активация калиевых каналов в постсинаптическом нейроне – к гиперполяризации мембраны, что снижает чувствительность нейрона к возбуждающим нейромедиаторам [1, 2]. Следует отметить, что исследования опиоидных рецепторов раньше проводились преимущественно у мужчин.

Несмотря на то, что опиоидные рецепторы локализованы в одной и той же области головного мозга как у мужчин, так и у женщин, именно для лиц мужского пола характерна более высокая степень устойчивости к боли.

Исследования, направленные на выяснение причин более высокой восприимчивости женщин к экспериментально индуцированной боли, выявляют причины склонности женщин к различным болевым состояниям. После 16 эпизодов воздействия болевого агента на пальцы рук у 50 добровольцев обоих полов было выявлено следующее. Женщины в сравнении с мужчинами отмечали более высокую интенсивность боли как непосредственно в момент воздействия, так и после его окончания. Это объясняется тем, что центр восприятия боли у женщин характеризуется более высокой активностью (Esseri D.V. et al., 2007).

При воздействии болевого агента у мужчин в большей степени активируется правая часть миндалевидного тела, которая соотносится с участками мозга, связанными с внешней средой. У женщин ощущение боли приводит к активации преимущественно левой части миндалевидного тела, которая связана с областями мозга, ассоциированными с регуляцией внутренних функций (рис.).

mozg.jpg
Рисунок. Разница в восприятии боли у мужчин и женщин, обусловленная особенностями миндалевидного тела
(Esseri D.V. et al., 2007)

Исследователи из Великобритании и Японии под руководством профессора Касима Азиза (Вингейтский институт нейрогастроэнтерологии, Лондонский университет королевы Марии, 2011) сообщили, что во время подготовки к воздействию болевого агента в эксперименте у женщин в большей степени активировались области мозга, отвечающие за подготовку и планирование действий, направленных на избежание боли. У мужчин, в свою очередь, преобладал страх.

Кроме того, следует учитывать такие факторы, как наследственность и гормональные колебания в течение менструального цикла, которые оказывают влияние на восприимчивость женщин к боли. Наряду с физиологическими особенностями, немаловажную роль играют и психологические факторы, обусловленные влиянием генетических, социальных и гормональных особенностей. Практически это выражается в том, что у женщин одобряется, а у мужчин, наоборот, не поощряется выражение эмоций, равнозначных интенсивности болевого ощущения.

Исследователи предполагают, что эта разница в реагировании на боль обусловлена в большей степени эволюционной способностью к выживанию, нежели «женской слабостью».

Недавно проведенный метаанализ показал, что среди мужчин было больше нежелающих сообщать о боли и соответственно меньше пациентов обращались за медицинской помощью. Отмечено, что мужчины с ярко выраженной маскулинностью обладают большей толерантностью к боли.

Гендерные отличия в распространенности наиболее часто встречающихся состояний, сопровождающихся хроническим болевым синдромом, представлены в таблице (Ballantyne J.C, Fishman S.M., Rathmel J.P., 2010).

Состояние

Общая распространенность, %

Соотношение страдающихженщин и мужчин

Артриты

21,6

1,4-1,6:1

Боль в нижней части спины

4-33

1,2:1

Головная боль вследствие мигрени

12-20

2-3:1

Синдром раздраженного кишечника

15-20

1,5:1

Хроническая распространенная боль

10,6-13

1,5-2:1

Хроническая головная боль напряжения

2-5

2:1

Синдром височно-нижнечелюстного сустава

4-12

2:1

Фибромиалгия

2-4

6:1

* Необходимо учитывать, что данные соотношения могут изменяться с возрастом.

Результаты обследования свидетельствуют, что женщины чаще отмечают сочетание нескольких болевых синдромов, а половые различия в преобладании конкретных состояний, сопровождающихся хронической болью, максимально выражены в среднем возрасте [3, 4]. Кроме того, по сравнению с мужчинами женщины чаще сообщают о связанных с болью ограничениях возможностей и развитии других нарушений, а также о более частом приеме анальгетиков (Isacson D., Bingefors K., 2002). В то же время доказано, что у пациентов мужского пола частота развития ограничений в движении (подвижности) вследствие боли в нижней части спины выше, чем у женщин [5, 6].

Лечение болевого синдрома В начало статьи

На сегодняшний день касательно гендерной разницы в ответе на лечение болевого синдрома известны результаты следующих исследований. Так, при хирургических вмешательствах с применением общей анестезии женщины нуждались в меньшем количестве опиоидных лекарственных препаратов в послеоперационном периоде по сравнению с мужчинами (Bisgaard T., Klarskov B., 2001). В других исследованиях с применением морфина в челюстно-лицевой хирургии и у пациентов, страдающих хроническим болевым синдромом на фоне рака, гендерная разница при использовании этого препарата не выявлена. При проведении сравнительного анализа эффективности различных анальгетиков в отделениях скорой помощи обнаружено следующее. У женщин применение буторфанола по сравнению с морфином оказалось эффективнее в уменьшении боли травматического генеза. Абсолютно противоположные результаты применения данных препаратов отмечены у мужчин. К сожалению, в отношении лекарственных средств других групп, применяющихся с целью аналгезии, широкомасштабные исследования с учетом гендерной разницы не проводились.

Учитывая то, что наиболее распространенными состояниями, связанными с наличием хронической боли, являются заболевания опорно-двигательного аппарата (табл.), выбор препаратов для уменьшения воспалительного и болевого синдромов является одним из актуальных вопросов современной медицины.

Боль в суставах и в позвоночнике – вторая после острых респираторных заболеваний причина нетрудоспособности населения. Именно при этих состояниях, сопровождающихся хроническим болевым синдромом, необходим длительный, а в некоторых случаях постоянный прием нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП).

У лиц мужского пола весьма широко распространенным заболеванием среди других ревматических болезней является остеоартроз (ОА). Согласно результатам проспективных исследований, мужчины в возрасте до 50 лет страдают этой патологией чаще женщин. В большинстве наблюдений установлено, что у мужчин в два раза чаще, чем у женщин, диагностируют ОА тазобедренного сустава (коксартроз). Вместе с тем гонартроз в большей степени характерен для лиц женского пола. Хотя ОА считается дегенеративным заболеванием суставов, однако имеются убедительные данные, позволяющие рассматривать его как нозологическую форму, в патогенезе которой важная, а возможно, и определяющая роль принадлежит персистирующему воспалению в тканях сустава с развитием хондрита, остита, синовита и периартрита (Van den Berg W.B., 2000; Бадокин В.В., 2010). При этом основным клиническим симптомом ОА является боль, усиливающаяся при физической активности и ослабевающая в покое. Таким образом, при данной патологии патогенетически обоснованно назначение препаратов группы НПВП, обладающих как противовоспалительной, так и аналгетической активностью. В.В. Поворознюк (2003) отмечает, что хотя развитие ОА и не влияет на жизненный прогноз, заболевание является одной из основных причин преждевременной потери трудоспособности и появления инвалидности, а также хронического болевого синдрома, значительно снижающего качество жизни пациентов.

Анкилозирующий спондилит (болезнь Бехтерева) хроническое воспалительное системное заболевание осевого скелета, характеризующееся преимущественным поражением крестцово-подвздошных сочленений и позвоночника, в три раза чаще поражающее мужчин, чем женщин. Начало заболевания приходится на второе-третье десятилетие жизни. У большинства пациентов с анкилозирующим спондилоартритом основу лекарственной терапии в течение всей болезни составляют НПВП. Препараты этой группы позволяют снизить интенсивность боли и скованности, а также способствуют поддержанию максимально возможного объема движений в позвоночнике и суставах [7]. Постоянное применение НПВП благоприятно влияет на течение и исходы анкилозирующего спондилоартрита и в какой-то мере может замедлять процессы оссификации позвоночника.

Еще одно заболевание – подагра или «болезнь королей», – проявляющееся приступами артрита (наиболее часто I плюснефалангового сустава), преобладает в основном среди мужской половины человечества. Соотношение подагры у мужчин и женщин равно 10-20:1. Это метаболическое заболевание с нарушением пуринового обмена, характеризующееся отложением в различных тканях кристаллов мочевой кислоты (моноурата натрия) и развивающимся в связи с этим воспалением. По мере прогрессирования заболевания острые атаки артрита сменяются хроническим воспалением суставов с развитием тофусов и поражением почек (Подчуфарова Е.В., 2010). В комплексной терапии данной патологии НПВП назначают для лечения суставного синдрома.

Боль в спине является ведущим состоянием в структуре обращаемости за медицинской помощью. Ее распространенность составляет от 4 до 33% среди всей патологии, сопровождающейся хронической болью.

При анализе первичной обращаемости к врачам общей практики по поводу острой боли в пояснично-крестцовой области ее скелетно-мышечный генез определяется у 85% пациентов. Предположительно микротравматизация и растяжение мышцы при выполнении «неподготовленного движения» являются причиной боли у большинства пациентов (> 70% случаев) [8]. При отсутствии признаков поражения шейных, грудных, поясничных и крестцовых корешков, а также «специфических» повреждений позвоночника (спондилолистез, остеопороз, опухоли, спондилоартропатии и др.) боль, обусловленную скелетно-мышечными расстройствами, определяют как «неспецифическую боль в спине» (Подчуфарова Е.В., 2010). Данная патология рассматривается как доброкачественное, обычно самоограничивающееся состояние, при котором основные задачи лечения заключаются в купировании болевого синдрома (прием НПВП, простых анальгетиков, миорелаксантов) и сохранении повседневной активности.

Учитывая, что при всех вышеописанных состояниях показано назначение НПВП, при выборе конкретного препарата наряду с высокой эффективностью жизненно важным критерием является доказанная безопасность конкретного лекарственного средства.

Противовоспалительное и аналгезирующее действие НПВП обусловлено угнетением активности циклооксигеназы (ЦОГ) – фермента, принимающего участие в метаболизме арахидоновой кислоты на пути ее превращения в простагландины. Кроме того, вышеуказанное действие НПВП связано с угнетением активации и хемотаксиса нейтрофильных гранулоцитов и уменьшением продукции токсических окисленных радикалов в активированных нейтрофильных гранулоцитах. Существуют две изоформы ЦОГ – ЦОГ-1 и ЦОГ-2.

Классификация НПВП в зависимости от селективности угнетения активности изоформ ЦОГ (Шварц Г.Я., 2004) В начало статьи

Неселективными (неспецифическими) ингибиторами ЦОГ-1 и ЦОГ-2 являются производные:

  • пропионовой кислоты – ибупрофен, кетопрофен, флурбипрофен и др.;
  • индолилуксусной кислоты – индометацин, сулиндак и др.;
  • эноловых кислот – пироксикам и др.;
  • фенилуксусной кислоты – диклофенак натрия и др.,
  • антраниловой кислоты – мефенамовая кислота и др.;
  • пиразолона – оксифенбутазон и др.;
  • нафтилуксусной кислоты – набуметон;
  • пиррола – кеторолак;
  • хиназолина – проквазон;
  • салицилатов – ацетилсалициловая кислота и др.

Препараты с преимущественным влиянием на ЦОГ-2:

  • оксикамы – мелоксикам;
  • сульфонамиды – нимесулид;
  • производные индолилуксусной кислоты – этодолак.

К класу коксибов (специфических ингибиторов ЦОГ-2) относятся: вальдекоксиб, лумиракоксиб, парекоксиб, рофекоксиб, целекоксиб, эторикоксиб.

Разнообразной направленностью биологического действия НПВП объясняется не только их противовоспалительное действие, но и большой спектр возможных нежелательных явлений, которые развиваются на фоне их приема. Наиболее часто наблюдаются желудочно-кишечные расстройства, которые могут проявляться диспепсией, развитием эрозивного гастрита и дуоденита, образованием язв и их прободением, желудочно-кишечными кровотечениями. Именно с угнетением ЦОГ-1 связаны вышеперечисленные побочные реакции, наблюдающиеся при приеме НПВП. При этом частота НПВП-ассоциированных желудочно-кишечных осложнений коррелирует с возрастом больных, сопутствующими заболеваниями, характером принимаемой терапии (Бадокин В.В., 2010).

Несмотря на то, что на сегодняшний день не существует исследований с оценкой сравнительных результатов терапии различными лекарственными средствами группы НПВП избирательно у мужчин и у женщин, необходимо учитывать следующее. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки чаще встречается у мужчин, чем у женщин (соотношение 4:1). Актуальность проблемы определяется и тем, что данная патология является основной причиной инвалидности 68% мужчин от числа всех страдающих заболеваниями органов пищеварения. Частота развития кровотечений на фоне язвенной болезни также выше у мужчин по сравнению с женщинами.

Кроме того, факторами риска развития патологии со стороны пищеварительной системы, ассоциированными с приемом НПВП, являются: возраст старше 65 лет; патология желудочно-кишечного тракта в анамнезе; наличие сопутствующих заболеваний (застойная сердечная недостаточность, артериальная гипертензия, печеночная недостаточность); прием диуретиков, ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента и антикоагулянтов; высокие дозы или одновременный прием нескольких НПВП (кроме низких доз ацетилсалициловой кислоты), глюкокортикоидов, НПВП с длительным периодом полувыведения и неселективных в отношении изоформ ЦОГ (Викторов А.П., 2009).

Для минимизации риска диспепсии, вызываемой НПВП, их следует назначать в минимально эффективной дозе, принимать во время или сразу после еды. Пациентам с факторами риска со стороны пищеварительной системы перед началом фармакотерапии НПВП показано проведение эндоскопического исследования (Викторов А.П., 2008).

Кроме того, одним из важнейших аспектов безопасности длительной терапии НПВП является дополнительное назначение лекарственных средств из группы ингибиторов протонной помпы: омепразола, пантопрозола, ланзопрозола и др.

Первым представителем группы селективных ингибиторов ЦОГ-2 на мировом фармацевтическом рынке является мелоксикам (Мовалис). Применение этого препарата в клинической практике, начиная с 1995 г., позволило к 2001 г. четко определить диапазон фармакотерапевтического спектра мелоксикама:

  • острое и хроническое воспаление с болевым синдромом мышц и суставов;
  • ОА с синовитом и без в стадии стабильной ремиссии;
  • ревматоидный артрит;
  • болезнь Бехтерева;
  • боль в нижней части спины [9].

В многоцентровом двойном слепом исследовании Meloxicam Large-scale international Study Safety Assessment (Melissa), проведенном в 27 странах мира, продемонстрирован сопоставимый терапевтический эффект мелоксикама и диклофенака.

При этом частота побочных реакций со стороны пищеварительного тракта была значительно выше при приеме диклофенака (19%), нежели мелоксикама (13%). Важно и то, что пептическая язва желудка и двенадцатиперстной кишки при длительном приеме мелоксикама возникала в три раза реже, чем при лечении диклофенаком (Викторов А.П., 2010).

Перорально Мовалис назначают в дозе 7,5 или 15 мг/сут. Препарат хорошо абсорбируется в пищеварительном тракте; абсолютная биодоступность его составляет 89%. Одновременное употребление пищи не влияет на абсорбцию препарата. Концентрация лекарственного средства при приеме перорально 7,5 и 15 мг/сут соответственно дозозависима. Стабильная концентрация достигается на 3-тьи и 5-е сутки. В исследованиях продемонстрирована биоэквивалентность суппозиториев капсулам. При применении однократной дозы суппозиториев Сmax мелоксикама в плазме крови достигается через 5-6 ч. В отличие от других ингибиторов ЦОГ-2 (за исключением парекоксиба) существует лекарственная форма Мовалиса для парентерального введения (1% раствор в ампулах по 1,5 мл), применение которой обусловливает быстрый эффект при лечении острой и обострении хронической боли. Концентрация мелоксикама в плазме крови достигает максимума через 60 мин после внутримышечной инъекции.

Следует отметить, что сегодня, кроме заболеваний опорно-двигательного аппарата, спектр применения НПВП как у мужчин, так и у женщин значительно расширился.

Более 80% врачей различных специальностей (ревматологи, ортопеды, травматологи, гинекологи, урологи, терапевты, хирурги, онкологи, невропатологи) в своей работе чаще всего используют НПВП и анальгетики. К таким лекарственным средствам относится и Мовалис, опыт клинического применения которого в Украине насчитывает более 15 лет. За это время спектр нозологий, при которых назначение препарата целесообразно и эффективно, значительно расширилися. Ю.Ю. Кобеляцкий (2011) отмечает положительные результаты применения Мовалиса в послеоперационном периоде при хирургическом лечении щитовидной железы. Согласно данным исследований, проведенных на кафедре анестезиологии и интенсивной терапии Днепропетровской государственной медицинской академии, назначение мелоксикама способствовало уменьшению послеоперационного воспаления наряду с достаточным обезболивающим эффектом, позволившим избежать назначения наркотических анальгетиков. Кроме того, на фоне приема этого препарата пациентами с эндокринной патологией в послеоперационном периоде не было отмечено ухудшений со стороны сердечно-сосудистой системы и системы крови. Это особенно важно, поскольку в последнее время особое внимание врачей и регуляторных органов приковано к проблеме безопасности селективных ингибиторов ЦОГ-2 класса коксибов в отношении сердечно-сосудистой системы. Результаты метаанализа (Schoenfeld P., 1999) лечения мелоксикамом 27 тыс. больных свидетельствуют, что частота сердечно-сосудистых побочных реакций при его использовании была не выше в сравнении с другими неселективными НПВП.

Эффективность Мовалиса в лечении заболеваний неревматического генеза, связанных с наличием болевого и воспалительного синдромов, неоднократно подтверждена при терапии синдрома хронической тазовой боли. У мужчин этот синдром в 90-95% случаев обусловлен хроническим простатитом и является причиной обращения к урологу 8-15% пациентов (Clemens J.Q., 2008). Исследования с использованием Мовалиса в качестве противовоспалительной терапии хронического простатита были проведены А.В. Книгавко (2009) на базе андрологического отделения Харьковского областного клинического центра урологии и нефрологии им. В.И. Шаповала. Выбор данного НПВП основывался на том, что:

  • в большинстве случаев (91,8%) при обострении хронического простатита диагностируется микст-инфекция, требующая долговременного лечения;
  • назначение длительно неселективных НПВП на фоне антибактериальной терапии обострения хронического простатита может привести к угнетению иммунитета, персистенции и хронизации инфекции.

По результатам исследования автором были сделаны следующие выводы. Применение Мовалиса в ректальных суппозиториях показывает хороший, сравнимый с диклофенаком, противовоспалительный эффект (быстро снимаются симптомы воспаления). Исчезновение дискомфорта в промежности и тянущей боли в яичках и семенных канатиках несколько раньше отмечено в группе пациентов, использующих Мовалис, по сравнению с теми, кто был рандомизирован на прием диклофенака. Даже при длительном (18 сут) применении препарата не выявлено признаков угнетения клеточного и гуморального звеньев иммунитета. При использовании мелоксикама по сравнению с диклофенаком в большем количестве случаев наступает эрадикация возбудителя, наблюдается более высокий процент клинического выздоровления. А.В. Книгавко также отмечает, что мелоксикам в отличие от неселективных НПВП не тормозит синтез простагландинов и гормонов, отвечающих за половую функцию, и при его использовании быстрее восстанавливается либидо. Дополнительным преимуществом мелоксикама является меньшее количество побочных действий со стороны пищеварительной системы.

Клиническая эффективность препарата Мовалис в амбулаторной практике врача-уролога была подтверждена исследованием Е. Ткаченко (2010) при лечении хронического простатита у мужчин в возрасте 19-47 лет. Патогенетическим обоснованием для назначения мелоксикама в данном случае являлась способность НПВП улучшать микроциркуляцию в предстательной железе, благодаря чему происходит повышение концентрации антибиотика в очаге воспаления. Автор отмечает, что применение препарата Мовалис в дозе 15 мг (1 свеча на ночь в течение 10 дней) при хроническом простатите позволяет существенно уменьшить болевой синдром, выраженность дизурических расстройств и значительно улучшить качество жизни пациента. По данным результатов исследования, за время применения Мовалиса не отмечено серьезных побочных эффектов, ограничивающих его использование.

Возвращаясь к проблеме гендерной разницы в отношении как восприимчивости, так и переносимости боли, следует подчеркнуть, что логическим продолжением данной тематики является возможность прогнозирования различной выраженности ответа на проводимую терапию и частоту развития побочных реакций.

С этих позиций новые перспективы открывает так называемая генетическая паспортизация населения как абсолютно новая технология профилактики и реабилитации в медицине (Третьяков В. и соавт., 2008).

Генетический паспорт человека – это совокупность данных о присутствии в геноме индивидуума определенных точечных изменений (полиморфизмов, мутаций) или снипов (single nucleotide polymorphism). Использование диагностических методов, основанных на анализе генетических маркеров, позволяет осуществлять не только раннюю диагностику заболевания, но и назначить адекватную терапию (конкретный препарат в дозе, соответствующей генетическим особенностям пациента). Благодаря генодиагностике в несколько раз сокращается время подбора препаратов и определения их дозировки, появляется возможность назначения более эффективных схем лечения. Именно такой подход позволит значительно снизить частоту осложнений, связанных с неблагоприятными реакциями на лекарственные средства [11]. В этом отношении показательны фармакогеномные исследования варфарина – антикоагулянта непрямого действия. Генетический полиморфизм цитохрома Р450 (изоформы CYP2C9) обусловливает необходимость снижения дозы варфарина у носителей аллелей CYP2C9*2 и CYP2C9*3; количество таких людей в российской популяции не менее 18%. В отношении лекарственных средств группы НПВП доказано, что при наличии у пациента CYP2C9*3 необходимо также снижать дозу диклофенака и ибупрофена.

Специалисты университета McGill (Монреаль, Канада), изучающие психологические и неврологические особенности восприятия и переносимости боли на мышах, использовали в своих исследованиях междисциплинарный подход на основе генетического картирования. По мнению руководителя исследовательской группы профессора J. Mogil (2011), полученные результаты позволяют предположить появление в ближайшем будущем гендерспецифических болеутоляющих таблеток соответственно голубого и розового цвета.

 

Литература

1. Alan F. Schatzberg,Charles B. Nemeroff. The American Psychiatric Publishing Textbook of Psychopharmacology. – The American Psychiatric Publishing, 2009. – 1648 p.

2. Bertram G. Katzung Basic & clinical pharmacology. 10th edition. – McGraw-Hill Medical, 2007. – P. 492.

3. Riley J.L., Gilbert G.H., Heft M.W. Orofacial pain symptom prevalence: selective sex differences in the elderly? // Pain. – 1998. – N 76. –P. 97-104.

4. Verhaak P.F., Kerssens J.J., Dekker J., Sorbi M.J., Bensing JM. Prevalence of chronic benign pain disorder among adults: a review of the literature. Pain. 1998; 77: 231-9.

5. Scudds R.J., Robertson J.M. Empirical evidence of the association between the presence of musculoskeletal pain and physical disability in community-dwelling senior citizens //Pain. – 1998. – N 75. – P. 229-35.

6. Kostova V., Koleva M. Back disorders (low back pain, cervicobrachial and lumbosacral radicular syndromes) and some related risk factors // J Neurol Sci – 2001. – N 15; 192. – P. 17-25.

7. А.Г. Бочкова. Анкилозирующий спондилит // Consilium medicum. – 2006. – Т. 4, № 5.

8. Е.В. Подчуфарова. Место нестероидных противовоспалительных препаратов в лечении острых скелетно-мышечных болевых синдромов // Consilium medicum. – 2010. – Т. 12, № 9.

9. Насонов Е.Л. Нестероидные противовоспалительные препараты при ревматических заболеваниях: стнадарт лечения // Русский медицинский журнал. – 2001. – Т. 9,№ 7-8. – С. 265-270.

10. Книгавко А.В. Выбор противовоспалительных препаратов при лечении хронического простатита / http://andrologia.com.ua/article/a-28.html.

11. Третьяков В., Генерозов Э., Громова О. и др. Генетическая паспортизация населения – новая технология профилактики и реабилитации в медицине // Эстетическая медицина. – 2008. – Т. 7, № 2.

 

В начало статьи

 

Поделиться с друзьями: