Эффективность препаратов Serenoa repens у мужчин, страдающих бесплодием и снижением потенции

страницы: 57–61

Веропотвелян П.Н., канд.мед.н, заведующий отделением отделение патологии репродуктивной функции человека заслуженный врач Украины Вишневский И.Е. канд.мед.н Веропотвелян Н.П., канд.мед.н, глав. врач ОКУ «Межобластной центр медицинской генетики и пренатальной диагностики», г. Кривой Рог Кравцова О.М.

 

Материалы и методы исследования

Результаты исследования и их обсуждение

 

Бесплодие является важнейшей медицинской и социальной проблемой, зависящей от общего состояния здоровья супружеской пары и степени нарушения репродуктивной функции каждого из супругов. Долгое время считалось, что в бесплодии супругов виновата женщина, так как до сих пор еще распространено давно укоренившееся мнение, что способность к совершению полового акта равноценно способности к оплодотворению. В связи с этим многие мужчины считают, что в бесплодном браке виновата супруга, которая должна обследоваться и лечиться.

Однако плохая экология, техногенные и социальные потрясения, вредные привычки пагубно сказываются на состоянии здоровья сильной половины человечества. Сегодня нормативные показатели качества мужской спермы, признанные необходимыми для успешного оплодотворения, снижены в два раза. Мужское бесплодие может быть связано с нарушениями образования, созревания или оплодотворяющей способности сперматозоидов, расстройством сексуальной или эякулятивной (семяизвергающей) функции.

Статистика неумолима: в первые два года совместной жизни бездетными остаются 15-18% семейных пар, к 35-летнему возрасту – 40%, а к 40 годам – все 50%. И.И. Горпинченко и соавт. отмечают, что невозможность рождения ребенка в семье считается одним из самых драматичных моментов для супругов, причиной мучительных душевных переживаний и тяжелых испытаний для супружеского союза [1].

По данным ВОЗ, 50-80 млн супружеских пар в мире бесплодны, что составляет 7-15% всех пар репродуктивного возраста. При этом ежегодно регистрируется около 2 млн новых случаев бесплодия [2, 3].

Т.Н. Назаров и соавт., D.J. Saie [4, 5] сообщают, что от бесплодия в мире страдают около 50-100 млн людей, примерно одна из 5-7 пар репродуктивного возраста считается бесплодной.

По мнению B. Djavan et al., бесплодие в семье, связанное с заболеваниями женщин, имеет место в 59,4% случаев, заболеваниями мужчин – в 5,7% и супружеской пары – в 28,4% [6]. Таким образом, бесплодие, вызванное нарушениями в организме женщины, наблюдается в 57,8-70% случаев, мужчины – в 34,1%; бесплодный брак составляет 14,2% случаев.

В США среди супружеских пар, которые хотели бы иметь детей, 15% бесплодны. В 30-40% случаев причиной бесплодия является нарушение половой функции у супруга, а это значит, что бесплодием страдают почти 6% женатых мужчин [7]. В последнее десятилетие наблюдается тенденция к увеличению удельного веса мужского фактора бесплодия [8, 9].

К наиболее распространенным причинам мужского бесплодия относятся [10]:

  • воспалительные урогенитальные заболевания;
  • врожденный или приобретенный гипогонадизм;
  • варикозное расширение вен семенного канатика;
  • крипторхизм.

Среди факторов, способствующих развитию простатитов, основными являются:

  • урогенитальные инфекции;
  • местные нарушения кровообращения;
  • андрогенная недостаточность, приводящая к дистрофическим изменениям ткани предстательной железы;
  • врожденные факторы, обусловленные анатомическими и физиологическими особенностями организма;
  • образование конкрементов в паренхиме предстательной железы;
  • сидячий образ жизни;
  • запоры;
  • снижение иммунитета;
  • локальное и общее переохлаждение;
  • прерванный половой акт;
  • интоксикация;
  • хронический стресс и др.

В клинической медицине третьего тысячелетия значительное внимание исследователи уделяют инфекциям, передающимся половым путем (ИППП), которые проявляются различными непатогномоничными поражениями мочеполовой системы. Как указывает И.И. Горпинченко, среди возбудителей ИППП у мужчин наибольший удельный вес занимают хламидии, трихомонады, гарднереллы, вирус простого герпеса, а также микст-инфекции, вызванные ассоциацией представителей рода Mycoplasma и Ureaplasma.

Как известно, у пациентов с ИППП обнаружена тенденция к уменьшению общего количества сперматозоидов, снижению их подвижности, увеличению морфологически аномальных форм. Полагают, что хламидийные инфекции можно считать маркером мужского бесплодия [10, 11]. Хламидийная инфекция, протекая субклинически, не распознается вовремя и приводит в свою очередь к возникновению экскреторно-токсического бесплодия. Это проявляется воспалительными заболеваниями половых органов, такими как простатит, везикулит, эпидидимит, уретрит [10, 11]. Хронические воспалительные заболевания половых органов И.И. Горпинченко относит к так называемым социопатиям, т.е. заболеваниям, имеющим не только медицинское, но и социальное значение ввиду широкого распространения среди сексуально активного населения. Более 25% молодых людей страдают этими патологиями.

Снижение потенции в 60% случаев связано с заболеваниями самых разных органов и систем. В 30% случаев имеют место последствия стресса – страхи и неправильное поведение женщин. Оставшиеся 10% неудач поясняются смешанными причинами.

Подходы к лечению больных хроническим простатитом по-прежнему остаются предметом постоянных дискуссий. Терапия хронического простатита – сложная задача, трудность решения которой обусловлена изменениями в предстательной железе, наличием эректильных и сексуальных расстройств, болевого синдрома, сочетанных нарушений оплодотворяющей способности эякулята, затруднений при мочеиспускании. Не существует стандартных рецептов и схем лечения. При этом методов терапии с каждым годом становится все больше. Так, в последнее время в лечении копулятивных расстройств используют перспективные лекарственные средства, созданные на основе экстракта плодов американской карликовой пальмы (Serenoa repens, син. Sabal serrulata).

Назначение препаратов этой группы позволяет достичь стойкого ослабления симптомов нижних мочевых путей и препятствует застою секрета в синусах простаты и их растяжению. Эффективный фармакодинамический профиль и низкая частота побочных явлений обусловливают популярность препаратов данной группы среди специалистов.

Мы изучали возможность применения лекарственных средств на основе экстракта плодов американской карликовой пальмы в комплексном лечении пациентов с копулятивными расстройствами, сочетающимися с нарушениями оплодотворяющей способности спермы и дизурическими явлениями.

По данным наших наблюдений, использование препаратов этой группы позволяет достичь многогранного эффекта в лечении ряда заболеваний предстательной железы, а именно:

  • уменьшить отек предстательной железы;
  • нормализовать секреторную функцию эпителиальных клеток;
  • уменьшить интерстициальную инфильтрацию;
  • увеличить количество лецитиновых зерен.

Материалы и методы исследования В начало статьи

Под нашим наблюдением находились 67 мужчин (основная группа) в возрасте от 27 до 43 лет, длительность бесплодного брака которых колебалась от 5 до 13 лет. Всем им проводили оценку показателей спермограммы, пальцевое ректальное исследование, трансректальное УЗИ, анализ секрета предстательной железы, микробиологические исследования. Пациенты основной группы были распределены на две подгруппы – 46 и 21 человек.

Анализ данных анамнеза показал, что у лиц первой подгруппы отмечалась высокая частота перенесенных ранее урологических заболеваний. Так, уретрит имел место у пяти (10,8%) мужчин, везикулит у восьми (17,3%), эпидидимит у троих (6,5%), простатит у 30 (65,2%). Перенесли в прошлом гонорею шестеро (13%) человек, трихомоноз – пятеро (10,8%). Пациенты этой подгруппы главным образом предъявляли жалобы на боль различной интенсивности в головке полового члена, мошонке, крестце, пояснице и бедрах.

Во вторую подгруппу вошли больные хроническим простатитом с алгическим синдромом: экстрагенитальный алгический синдром (пояснично-крестцовый радикулит) отмечался у 11 (23,9%) пациентов, смешанный алгический синдром – у 10 (21,7%).

Часть наблюдаемых больных в обеих подгруппах жаловалась на непостоянный зуд, чувство жжения в мочеиспускательном канале, выделения из уретры, нитевидные и хлопьевидные включения в моче. Однако эти симптомы наблюдались не утром, а днем, очевидно, под влиянием аутомассажа железы при физической нагрузке.

При исследовании эякулята определяли следующие показатели: объем, вязкость, время разжижения, pH, концентрацию сперматозоидов, качество подвижности; проводили оценку морфологических изменений сперматозоидов (патологии головки, тела, хвоста, смежной патологии); количество живых и мертвых клеток, наличие агглютинации сперматозоидов [12].

Микробиологическое обследование состояло в выявлении в сперме и в уретральном секрете патологической и специфической флоры (хламидий, трихомонад, микоплазмы, уреаплазмы и др.) методом бактериологических посевов, бактериоскопии, иммуноферментного анализа, иммунофлюоресцентного анализа и ПЦР. У шести (13%) мужчин из 46 (первая подгруппа) в сперме и в уретральном секрете обнаружены Chlamydia trachomatis. При этом в крови у троих (6,5%) пациентов выявлены антитела (IgG) в титре более 1:64 и у одного – 1:128 (2,1%).

Согласно данным виписки из истории болезни и другой медицинской документации, пятеро (32,6%) мужчин лечились от хламидиоза до обращения за медицинской помощью и получали макролиды (юнидокс-солютаб, вильпрафен, кларитромицин), ферментные препараты, витаминотерапию, иммунотропные и гормональные препараты, нестероидные противовоспалительные средства, анальгетики (мидокалм, долобене и др.). Некоторым больным проводили массаж предстательной железы и микроклизмы с растительными антисептиками, которые чередовали со свечами (фитор, витапрост); 14 пациентов проходили санаторно-курортное лечение.

Обследование половых органов у мужчин выполняли совместно с урологом и андрологом-сексопатологом. Следует подчеркнуть, что у всех 67 исследуемых половой аппарат был развит нормально, за исключением одного пациента, которому был установлен диагноз первичного гипогонадизма (синдром Клайнфельтера).

У всех мужчин второй подгруппы при пальпаторном и трансректальном УЗИ отмечали выраженную застойную симптоматику. Патологической микрофлоры при бактериологическом исследовании в секрете предстательной железы не было выявлено, что соответствовало категории 3 (по NIH, 1995). Однако у 11 (52,3%) из них отмечались изменения в спермограмме. У 14 (66,6%) больных установлен психоневротический синдром, причем у девяти из них он проявлялся в страхе перед осуществлением полового акта.

По данным спермограммы выявлено снижение концентрации сперматозоидов у 43 (64,1%) пациентов основной группы. У 28 лиц первой подгруппы обнаружили олигозооспермию: І степени у 19, ІІ степени у семи, ІІІ степени у одного пациента; у одного больного выявлена азооспермия. У 11 (52,3%) мужчин второй подгруппы установлена олигозооспермия: І степени у девяти, ІІ степени у двоих; олигозооспермия ІІІ степени и азооспермия не диагностированы.

Таким образом, у 18 мужчин первой и у 10 второй подгрупп отмечалась нормозооспермия. В то же время у шести пациентов первой подгруппы количество малоподвижных форм сперматозоидов превышало 30%, а у троих второй – было более 27,2%. Показатель рH эякулята у одного мужчины из 46 был> 7,8, а вязкость и время разжижения спермы увеличены у пяти пациентов. Спермагглютинация разной степени выраженности наблюдалась у четырех пациентов из 46 и у двух из 21. Дегенеративные формы сперматозоидов> 30% были отмечены у трех исследуемых первой подгруппы.

В группу сравнения вошли 40 человек, которые практически были сопоставимы по возрасту и социально-экономическому положению. Давность бесплодного брака составила от 5 до 13 лет. Выраженный болевой генитальный синдром наблюдался у 18 (45%) мужчин; экстрагенитальный алгический синдром (пояснично-крестцовый радикулит) – у семи (17,5%) и смешанный болевой синдром – у пяти (12,5%). У этих пациентов имелись различные жалобы: зуд, чувство жжения во время и в конце мочеиспускания у 17 (37,5%), боль в области мошонки и промежности у девяти (22,3%) лиц. При бактериологическом исследовании у двоих (5%) больных обнаружены хламидии. Слабая эрекция отмечалась у троих (7,5%) мужчин.

При исследовании у 30 (75%) пациентов был выявлен хронический простатит. У 10 исследуемых вообще отсутствовал болевой синдром урогенитальной системы. Вместе с тем у четырех лиц при ректальном исследовании по данным трансректального УЗИ выявлен воспалительный процесс в предстательной железе. Все эти мужчины жаловались на снижение эрекции, при этом у семи из них был особенно выражен стрессовый психоневротический синдром мужской неполноценности.

Анализ данных спермограммы в группе сравнения показал, что у 14 (46,6%) пациентов из 30, страдающих хроническим простатитом, обнаружена олигозооспермия: І степени у девяти, ІІ – у четырех и ІІІ степени у одного мужчины; азооспермия не выявлена. Из 10 лиц, не предъявлявших жалоб, только у троих обнаружена олигозооспермия: в двух случаях – І степени и в одном – ІІ степени.

Однако у 16 из 30 пациентов с хроническим простатитом и у семи из 10 пациентов, не предъявлявших жалоб, на фоне нормозооспермии выявлены следующие изменения. У четырех из 16 и у двух из семи мужчин количество малоподвижных форм сперматозоидов превышало 26 и 19% соответственно. Показатель рН эякулята у одного мужчины из группы сравнения отмечался выше значения 7,8, а увеличение вязкости и времени разжижения спермы установлено в трех случаях. У двоих пациентов наблюдалась спермагглютинация. Дегенеративные формы сперматозоидов (> 27%) обнаружены у одного из 30 исследуемых.

В период обследования нами установлено, что 29 (43,2%) пациентов из основной группы были курящими (выкуривали до 25 сигарет в сутки) и чрезмерно потребляли алкоголь. В группе сравнения 17 (42,5%) мужчин выкуривали более 20 сигарет в сутки и также увлекались алкогольными напитками.

У курящих мужчин из обеих групп диагностированы меньшая плотность и подвижность сперматозоидов, причем у 42,7% из них наблюдались морфологические аномалии сперматозоидов, в частности бицефалия, что согласуется с данными других исследователей (Kalikauskas V. еt аl, 1985).

Шести из 67 пациентов основной группы и двум мужчинам из группы сравнения, у которых выявили хламидии, проводили комплексную этиотропную, иммунокорригирующую, ферментную терапию с включением вспомогательных средств (витаминов, гепатопротекторов, пробиотиков).

Исследуемые женщины (половые партнеры) были в активном репродуктивном возрасте – от 18 до 33 лет. Средний возраст – 24,3 года. Разница в возрасте между супругами у 72% исследуемых основной и группы сравнения колебалась от 7 до 17 лет.

Первичное бесплодие установлено у 39 пациенток, вторичное – у 28. Анализ данных анамнеза показал, что 41,7% женщин раннее перенесли гинекологические заболевания: патологические изменения шейки матки – 8,7%, вагиниты – 24,7%, хронические воспалительные процессы придатков матки – 21,3%; гонорею, трихомониаз и хламидиоз – 3,6%.

В период обследования из 107 пациенток в первом браке состояли 84 (78,5%), во втором – 17 (15,8%), в гражданском браке – шесть (5,6%) женщин.

При изучении менструальной функции установлено следующее: у 89 (83,1%) обследованных был нормальный менструальный двухфазный цикл, у 18 (16,8%) – отмечалось нарушение менструальной функции (укорочение второй фазы), а также альгодисменорея.

Все 67 мужчин основной группы принимали препараты, созданные на основе экстракта плодов американской карликовой пальмы, в дозировке, соответствующей рекомендациям по использованию препарата, изложенным в инструкции производителя (по 1 капсуле один раз в день после еды, запивая небольшим количеством воды), в одно и то же время. Пациенты группы сравнения получали лишь традиционную этиопатогенетическую терапию.

Среди мужчин с психоневротическим синдромом обеих групп мы проводили индивидуальные беседы для выяснения факторов, частоты или длительности переживания такого стресса. Также мы проанализировали индивидуально-психологические особенности пациентов и рекомендовали проведение седативной терапии с применением корвалола и таких препаратов, как: теравит-антистресс по 1 таблетке в день во время еды в течение 2-3 мес; фитосед по 1 чайной ложке 3-4 раза в день и 1 раз перед сном, общий курс 30 дней; дуовит по 1 таблетке 1 раз в сутки в течение 15 дней, затем перерыв 10 дней, после чего курс повторялся; витамин Е по 0,1 г 2 раза в день в течение 45 дней; аскорбиновая кислота по 500 мг 1 раз в сутки в течение 60 дней.

Результаты исследования и их обсуждение В начало статьи

Сравнивая результаты лечения пациентов основной и группы сравнения при оценке эффективности проведенной терапии, следует отметить, что состояние мужчин первой подгруппы основной группы уже после 7-го дня терапии значительно улучшилось, уменьшилась боль, дизурические явления беспокоили периодически.

Буквально через 2 нед у 11 из 21 мужчин с превалирующим болевым синдромом исчезли боль и субъективные расстройства – зуд, ощущение жжения при мочеиспускании, выделения из уретры; нормализовалась эрекция. В то же время в группе сравнения выраженность болевого синдрома снизилась у пяти из 18 исследуемых, улучшение сексуальной функции отметили четверо мужчин.

Через 45 дней на фоне проводимой терапии в основной группе был полностью купирован болевой синдром у 19 (90,4%) пациентов из 21, дизурические явления перестали беспокоить почти всех пациентов – 20 (95,2%). В то же время в группе сравнения боль купировалась у 13 (72,2%) лиц из 18, дизурические симптомы исчезли у 14 (77,7%).

После завершения курса лечения (через 90 дней) совершенно исчезли боль и дизурический синдром у всех участников основной группы, в группе сравнения – у 15 (83,3%) из 18 человек.

Как в основной группе, так и в группе сравнения пациенты остались в той или иной степени не удовлетворенными результатами своего лечения. У двоих из 14 мужчин основной группы по-прежнему отмечались проблемы с эрекцией, раздражительность, агрессивность и плохой сон. В группе сравнения слабая эрекция наблюдалась у восьми мужчин из 10. Вышеуказанные лица имели ярко выраженную негативную реакцию на свою болезнь и окружающую их действительность, не верили в возможность своего излечения.

По данным трансректального УЗИ у наших пациентов достоверных различий продольного и поперечного размеров предстательной железы до и после лечения не выявлено. Однако наблюдалась тенденция к уменьшению размеров предстательной железы (у 97,7% лиц в основной и у 92,8% в группе сравнения).

Для сравнительной оценки эффективности терапии и влияния на сперматогенез препаратов, созданных на основе экстракта плодов американской карликовой пальмы, и лекарственных средств, применяемых в традиционных схемах лечения, нами было проведено контрольное исследование объема эякулята и концентрации сперматозоидов. В результате было выявлено, что количество подвижных сперматозоидов до лечения составляло 33,7 ± 1,5% в основной группе и 34,1 ± 1,5% в группе сравнения. Клиническая и фармакологическая эффективность была равна 95,7 и 79,7% соответственно.

По нашему мнению, такие результаты были достигнуты из-за включения в схему лечения препаратов из экстракта плодов американской карликовой пальмы. Благодаря свойствам данного препарата улучшать микроциркуляцию и лимфатический дренаж в органах малого таза, достигнуто купирование алгического синдрома, а также улучшились показатели секрета простаты, а значит – и трофика железы. Тем самым этот препарат зарекомендовал себя как полезный элемент патогенетической терапии хронического простатита.

Конечно же, важнейшим критерием эффективности проведенного комплексного лечения с включением данного препарата является наступление беременности у 15 (22,4%) женщин (из 67 супружеских пар) спустя 5-10 мес после лечения мужа. Роды были своевременными у 12 женщин, у трех произошли преждевременные роды на сроке 32-36 нед.

В группе сравнения беременность наступила у четырех (10%) женщин. Они были родоразрешены через естественные родовые пути на сроке 39-40 нед. Преждевременных родов в этой группе лиц не зарегистрировано.

Статистически достоверное увеличение числа подвижных сперматозоидов в эякуляте бесплодных мужчин (р < 0,05) при сравнении групп свидетельствует, что препараты из экстракта плодов американской карликовой пальмы являются эффективным дополнительным средством при лечении мужчин с ухудшением показателей спермограммы.

В заключение следует отметить, что цель нашей работы по подготовке к естественному зачатию ребенка во многом была достигнута благодаря назначению препаратов, созданных на основе экстракта плодов американской карликовой пальмы, пациентам, страдающим бесплодием и снижением потенции. Необходимо подчеркнуть, что препараты этой группы эффективны при хронических простатитах, сопровождающихся дизурическими явлениями и гениталгическим синдромом.

 

Литература

1. Горпинченко И.И. Бесплодный брак в Украине. Новые реальности / И.И. Горпинченко, О.Д. Никитин // Здоровье мужчины. – 2010. – № 3(34). –С. 184-190.

2. Юнда И.Ф. Бесплодие в супружестве / И.Ф. Юнда, Л.И. Иванюта. – К.: Здоров’я. – 1990. –463 с.

3. Check J.H. The infertile male-diagnosis / J.H. Check // Clin Exp Obstet Gynecol. – 2006. – Vol. 33, № 3. – P. 133-139.

4. Назаров Т.Н. Значение инфекций, передаваемых половым путем, при мужском бесплодии и их роль в демографическом кризисе / Назаров Т.Н., Салихов Д.Н., Познор О.А. // Андрология и генитальная хирургия. – 2008. – № 2. – С. 100.

5. Sai D.J. Hyperprolactinemia presenting with encephalomalacia-associated seizure disorder and infertility: a novel application for bromocriptine therapy in reproductive endocrinology / D.J. Saie // Neuro Endocrinol Lett. – 2005. – Vol. 26, № 5. –Р. 533-535.

6. Safety and morbidity of first and repeat transrectal ultrasound quided prostate needle biopsies: results of a prospective European prostate cancer detection study / Djavan B., Waldert M., Zlotta A., Dobronski P. et al. // J Urol. – 2001 – № 166 (93). – Р. 856-60.

7. Нікітін О.Д. Андрологічні аспекти безплідного шлюбу: стан проблеми, епідеміологія, класифікація (огляд літератури) / О.Д. Нікітін // Здоровье мужчины. – 2010. – № 3(34). – С. 108-116.

8. Кулешов Н.П. Лабораторные генетические методы исследования мужского бесплодия / Кулешов Н.П., Кулешова Э.А., Суровиков В.Н. // Российский медицинский журнал. – 2005. – № 1. – С. 47-48.

9. Richardson I., Nagler H.M. Is bilateral varicocele more detrimental to male fertility than unilateral varicocele? / I. Richardson, H.M. Nagler // Nat. Clin. Pract. Urol. – 2007. – № 4 (7). – Р. 366-7.

10. Горпинченко И.И. Мужское бесплодие / И.И. Горпинченко // Репродуктивное здоровье (Doctor). – 2001. – № 5 (9). – С. 36-39.

11. Горпинченко И.И. Исследование клинической эффективности и безопасности препаратов азимед и орнизол в лечении неспецифических воспалительных заболеваний урогенитальной сферы у супружеской пары / Горпинченко И.И., Гурженко Ю.Н., Мельников С.Н. и др. // Новости медицины и фармации. – 2006. – № 11-12 (193-194). – С. 8-10.

12. Дж. Паперел Бесплодный брак / Паперел Дж., Хадсон Б., Вуд К. – М., 1986.

 

В начало статьи

 

Поделиться с друзьями: