Систематический обзор причин и подходов к лечению вторичной эякуляторной дисфункции

страницы: 52–58

 

[*]

 

Распространенность вторичной эякуляторной дисфункции у пациентов, получающих медикаментозную терапию при других заболеваниях

У пациентов с ЭД или гормональными расстройствами

Психофизиологические факторы у мужчин с идиопатической эякуляторной дисфункцией

У пациентов с инфекцией/воспалением мочевыводящих путей

У пациентов с неврологическими заболеваниями

 

Мы продолжаем публикацию обзора статьи ведущего специалиста отделения урологии специализированной больницы и исследовательского центра им. короля Фейсала в Эр-Рияде (Саудовская Аравия), профессора Raouf Seyam, посвященной распространенности вторичной эякуляторной дисфункции в общей популяции, при различной патологии, на фоне приема препаратов разных фармакологических групп, после хирургических вмешательств, а также подходам к лечению пациентов с данным нарушением в сексуальной сфере.

Распространенность вторичной эякуляторной дисфункции у пациентов, получающих медикаментозную терапию при других заболеваниях В начало статьи

Ряд психологических, гормональных и неврологических факторов и назначение соответствующего лечения могут вызывать эякуляторную дисфункцию.

У мужчин, которые обратились за медицинской помощью по поводу сексуальной дисфункции, возникновение тяжелой отсроченной эякуляции было связано с приемом серотонинергических препаратов; легкой и средней степени тяжести – с применением таковых, а также с гипогонадизмом. Прием препаратов данной группы повышал риск отсроченной эякуляции в 10 раз (Corona et al., 2006).

Антидепрессанты. Депрессия сама по себе оказывает значительное влияние на сексуальную жизнь больных. У мужчин с нелеченной большой или клинической депрессией расстройства эякуляции и оргазма возникают в 15-20% случаев (Kennedy et al., 1999). Кроме того, терапия антидепрессантами сопровождается развитием побочных эффектов в сексуальной сфере, нарушая процессы эякуляции и оргазма. Метаанализ исследований лиц с большой депрессией на фоне лечения антидепрессантами показал, что частота отсроченной эякуляции у них достигала 20-22% (Furukawa et al., 2001).

Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС). В более ранних исследованиях сообщалось о существовании сильной связи между приемом антидепрессантов из группы СИОЗС и развитием побочных эффектов в виде нарушений половой функции (Seppаlа et al., 1988; Herman et al., 1990; Zajecka et al., 1991). У здоровых добровольцев единственным побочным эффектом, который свойствен индалпину, была эякуляторная дисфункция, о ней самопроизвольно сообщили 67% испытуемых (Seppаlа et al., 1988). У мужчин, получавших лечение от депрессии, задержка эякуляции и оргазмическая дисфункция были наиболее значимыми сексуальными осложнениями (Labbate et al., 1998). В результате инициации данной терапии усугубилась задержка оргазма, уменьшилось оргазмическое удовлетворение, ухудшилось общее сексуальное функционирование (Piazza et al., 1997). Распространенность оргазмической дисфункции могла повышаться до 51,2% у этой категории мужчин (Safarinejad, 2010). У пациентов, получающих монотерапию антидепрессантами, наблюдалась выраженная дисфункция в оргазмической фазе по опроснику изменений в сексуальном функционировании (Changes in Sexual Functioning Questionnaire, CSFQ) (Clayton et al., 2006). Применение флуоксетина у амбулаторных больных депрессией было связано с возникновением на фоне лечения оргазмической дисфункции в 7,8-8,3% случаев (аноргазмия и/или задержка оргазма) (Herman et al., 1990; Zajecka et al., 1991).

Вместе с тем различные СИОЗС имеют значительные различия в их негативном воздействии на сексуальную функцию. Проспективное исследование показало, что прием пароксетина вызывал более выраженную задержку оргазма и эякуляции, а также импотенцию, чем применение флувоксамина, флуоксетина или сертралина (Montejo-Gonzalez et al., 1997). Лечение пароксетином умеренной и тяжелой депрессии связано с более частым развитием аномальной эякуляции по сравнению с флуоксетином (Chouinard et al., 1999). В проспективном рандомизированном исследовании по оценке эффектов терапии мужчин с депрессией сертралин и циталопрам вызывали de novo оргазмическую и эякуляторную дисфункции у 18,9 и 25% пациентов соответственно после 24 нед их приема. Существенной разницы между частотой неблагоприятных сексуальных побочных эффектов у обоих препаратов не отмечено (Ekselius, von Knorring, 2001).

Особый тип эякуляторной дисфункции может быть связан с лечением препаратами не из группы СИОЗС у лиц с диагнозом большого депрессивного расстройства (Clayton et al., 2003). Так, в исследовании оценивали сексуальную функцию на фоне лечения селективным ингибитором обратного захвата норадреналина ребоксетином, СИОЗС флуоксетином и плацебо. Пациенты, получавшие ребоксетин, сообщили о болезненной эякуляции в 20% случаев, в то время как при приеме флуоксетина только у 2% больных возник данный побочный эффект.

Генетическая предрасположенность может быть основополагающим фактором для развития сексуальных побочных эффектов у лиц, получавших при депрессии СИОЗС. Генотипирование показало связь между однонуклеотидным плеоморфизмом в одном глутаматергическом (GRIA1) и серотонинергическом (SLC6A4) генах и трудностью в достижении оргазма (Perlis et al., 2009).

Побочные эффекты при приеме СИОЗС относительно эякуляции могут ослабевать или исчезать у большого числа пациентов при продолжении курса лечения (Haberfellner, Rittmannsberger, 2004). У больных, получавших СИОЗС, задержка оргазма имела место в 34,3% случаев. После 6 мес терапии 30,8% исследуемых сообщили о полной ремиссии, 15,4% – отметили заметное улучшение состояния, при этом 15,4% – продолжали страдать от выраженной задержки оргазма. Отсутствие ремиссии коррелировало с высокой степенью тяжести данного нарушения.

Назначение определенных лекарственных средств может облегчить СИОЗС-индуцированную эякуляторную дисфункцию. Использование антисеротонинергического средства ципрогептадина при флуоксетин-индуцированной аноргазмии вызывало обратное развитие побочных эффектов, однако сопровождалось рецидивом симптомов депрессии (Feder, 1991). Добавление атипичного антидепрессанта бупропиона к СИОЗС при лечении лиц с большим депрессивным расстройством ассоциировалось со значительным улучшением оргазмической функции (Safarinejad, 2010). Терапия ингибиторами фосфодиэстеразы 5-го типа оказывала благотворный эффект у некоторых пациентов с СИОЗС-индуцированной сексуальной дисфункцией. Участников исследования разделили на группы плацебо и приема силденафила цитрата. В результате установлено значительное улучшение эякуляции и оргазма в группе силденафила (Nurnberg et al., 2003). В исследовании при участии мужчин с СИОЗС-индуцированной задержкой эякуляции у 67% из них имелась сочетанная эректильная дисфункция (ЭД) (Seidman et al., 2003). При приеме силденафила в низких дозах была купирована ЭД у большинства этих пациентов и восстановлена эякуляторная функция у трети из них. В высоких дозах препарат эффективно снижал частоту задержки эякуляции у большинства пациентов без выраженной ЭД. В другом исследовании на его участников положительно влияла коррекция уровня тестостерона (Amiaz et al., 2011). У страдающих от депрессии мужчин с низким или нормально низким уровнем тестостерона, получающих лечение серотонинергическими антидепрессантами, применение экзогенного тестостерона было связано со значительным улучшением эякуляторной способности.

Другие антидепрессанты. Подобно СИОЗС, прием трициклических антидепрессантов и ингибиторов моноаминоксидазы связан с возникновением выраженных побочных эффектов относительно сексуальной функции у пациентов, получающих лечение от депрессии. Так, в двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании применение имипрамина и фенелзина ассоциировалось с высокой частотой неблагоприятных изменений в половой функции, особенно нарушений оргазма и эякуляции (Harrison et al., 1986). Был изучен риск воспринимаемого уменьшения объема эякулята (perceived ejaculatory volume reduction, PEVR) легкой, средней и тяжелой степени тяжести при приеме различных лекарственных средств. PEVR легкой степени наблюдалось при использовании вальпроевой кислоты и СИОЗС. Прием последних, наряду с бензодиазепинами, также сопровождался умеренным PEVR (Corona et al., 2011).

Болезненная эякуляция на фоне терапии имипрамином и кломипрамином была описана у четырех пациентов. Такое расстройство возникло у всех этих мужчин в течение первых 3 нед лечения и исчезло через несколько дней при снижении дозировки трициклических антидепрессантов или их отмене (Aizenberg et al., 1991). Прием дезипрамина был связан с ангедонической эякуляцией (семяизвержением без оргазма) (Rosenbaum, Pollack, 1988).

Лечение депрессии альтернативными препаратами может ассоциироваться с меньшим количеством побочных эффектов относительно сексуальной функции (Coleman et al., 2001). При сравнении распространенности сексуальной дисфункции у мужчин, принимавших СИОЗС, бензодиазепины или препараты не из группы СИОЗС, выявлен в семь раз повышенный риск отсроченной эякуляции при применении СИОЗС (Corona et al., 2009). В рандомизированном двойном слепом исследовании пациентам с рецидивирующим большим депрессивным расстройством назначали бупропион, флуоксетин или плацебо в течение 8 нед (Coleman et al., 2001). Бупропион и флуоксетин были одинаково эффективны и хорошо переносились. Бупропион, однако, реже вызывал половую дисфункцию и мог оказаться полезным для купирования депрессии у пациентов, обеспокоенных своими сексуальными возможностями.

Другим антидепрессантом, который реже вызывает нарушения в сексуальной сфере, является нефазодон, воздействующий как на адренергические, так и на серотонинергические рецепторы (Ferguson et al., 2001). Пациенты, излеченные от сексуальной дисфункции (эякуляторных и/или оргазмических расстройств), которая была индуцирована терапией сертралином, были рандомизированы в группы повторного лечения сертралином и нефазодоном в двойном слепом исследовании. В группе сертралина значительно большее количество (76%) пациентов испытали повторное появление сексуальной дисфункции, нежели в группе нефазодона (26%). Вместе с тем назначение нефазодона ограничено из-за его гепатотоксичности (Stewart, 2002).

Нейролептики. О связи между приемом антипсихотических препаратов и развитием сексуальной дисфункции идет речь в ряде исследований. Поперечное исследование при участии пациентов с установленным диагнозом шизофрении или шизоаффективного расстройства на юго-востоке Англии показало, что подавляющее большинство (96,4%) больных получали, по меньшей мере, один нейролептик в предыдущие 6 мес. Распространенность нарушений оргазма среди мужчин составила 31% по сравнению с 17% в общей популяции (Harley et al., 2010). При изучении частоты сексуальной дисфункции у лиц с шизофренией на фоне антипсихотической терапии установлено, что проблемы с эякуляцией отмечены в 64,2% случаях, ретардированная эякуляция – в 63,6% (Ucok et al., 2007).

Аналогичное исследование сексуальной дисфункции у молодых людей с шизофренией, получавших нейролептики, свидетельствовало, что у них значительно чаще встречалась как отсроченная эякуляция (21,7%), так и анэякуляция (26,1%) по сравнению с группой контроля (0,0 и 3,8% соответственно) (Fortier et al., 2003). Лечение тиоридазином было связано с возникновением трудностей в сексуальной жизни в 60% случаев (Kotin et al., 1976). Эякуляторные расстройства были наиболее частым побочным эффектом; треть этих пациентов испытала ретроградную эякуляцию. Лечение другими большими транквилизаторами ассоциировалось с развитием ретроградной эякуляции.

Некоторые нейролептики могут оказывать менее выраженное влияние на половую функцию. При назначении клозапина больным шизофренией отмечены более высокие показатели по шкале оценки половой функции в доменах оргазма по сравнению с классическими антипсихотиками (Aizenberg et al., 2001). В исследовании рассматривался вопрос о том, сама шизофрения или все же ее лечение негативно отражается на сексуальной функции. Авторы пришли к выводу, что в то время как шизофрения неблагоприятно сказывается на сексуальном желании, именно терапия нейролептиками была связана с нарушениями эрекции, оргазма и сексуальной удовлетворенности (Aizenberg et al., 1995).

В ходе исследований были изучены базовые механизмы, посредством которых нейролептики вызывают сексуальную дисфункцию. В нескольких исследованиях развитие сексуальной дисфункции у мужчин объясняли повышенным уровнем пролактина. Повышение концентрации сывороточного пролактина у больных шизофренией при проведении антипсихотической терапии коррелировало с оргазмической дисфункцией (Rettenbacher et al., 2010). Среди пациентов, получавших пролактин-повышающие и пролактин-снижающие нейролептики, эякуляторная дисфункция возникала в группе мужчин, принимавших препараты, повышающие уровень пролактина (Knegtering et al., 2008).

Арипипразол является антипсихотическим средством, прием которого связан со снижением уровня пролактина при индуцированной нейролептиками гиперпролактинемии (Mir et al., 2008). У пациентов после включения в схему лечения арипипразола наблюдалось значительное снижение частоты расстройств эякуляции. В другом испытании корреляции между повышенным уровнем пролактина и вызванной антипсихотическими препаратами сексуальной дисфункцией не было обнаружено (Westheide et al., 2008).

Наркотические вещества. Наркотическая или алкогольная зависимость связана с сексуальной дисфункцией, в частности с нарушением эякуляции, при этом данный эффект может быть обратимым. Среди австралийцев в возрасте 16-64 лет проводили телефонный опрос касательно употребления каннабиса и его влияния на сексуальную функцию (Smith et al., 2010). Ежедневное употребление каннабиса по сравнению с отсутствием такового ассоциировалось со значительным повышением распространенности у этих мужчин неспособности достичь оргазма (слишком быстрым либо слишком медленным достижением его). У мужчин, зависимых от героина, в возрасте 22-50 лет на фоне терапии метадоном не менее 3 мес показатель ингибированной эякуляции снизился с 24,5 до 6,9% (Zhang et al., 2011).

Лечение самой наркотической зависимости может быть связано со специфическим негативным влиянием на сексуальную функцию. Назначение метадона лицам с опиоидной зависимостью сопряжено с возникновением оргазмической дисфункции, которая зависит от его дозы (Brown et al., 2005). Интересен факт, что эндогенные опиоиды могут играть определенную роль в подавлении оргазма. У здоровых добровольцев оргазм был более интенсивным и более частым в группе, получавшей антагонист опиоидных рецепторов налтрексон, по сравнению с плацебо (Sathe et al., 2001).

Подобным образом с сексуальной дисфункцией связана алкогольная зависимость. Так, у мужчин, проходивших амбулаторное лечение по специальной программе борьбы с алкоголизмом, отмечена корреляция между количеством, частотой и продолжительностью потребления алкоголя и сексуальной дисфункцией (Mandell, Miller, 1983). При злоупотреблении алкоголем 59% пациентов сообщили об ЭД, 48% – о неспособности к эякуляции; 84,4% мужчин испытали, по крайней мере, один из видов сексуальной дисфункции.

Другие лекарственные средства. К другим препаратам, прием которых связан с повышенным риском развития эякуляторной дисфункции, относятся гипотензивные средства, препараты для лечения эпилепсии, промышленные химические вещества, гормоны.

В проспективном исследовании несколько антигипертензивных средств были изучены на предмет развития побочных эффектов в виде сексуальных расстройств и гормональных нарушений (Suzuki et al., 1988). При краткосрочном лечении (1-4 нед) прием трихлорметиазида, атенолола и медленно высвобождающегося нифедипина (но не каптоприла) вызывал сексуальную дисфункцию, включая проблемы с эякуляцией. Сывороточные уровни как тестостерона, так и фолликулостимулирующего гормона были значительно снижены, в то время как концентрация эстрадиола у больных, принимавших атенолол, была несколько повышена. После одного года терапии только в группе пациентов, получавших атенолол, наблюдались сексуальная дисфункция и незначительное снижение сывороточного уровня тестостерона (Suzuki et al., 1988). Лечение тиазидными диуретиками у мужчин с умеренной артериальной гипертензией в возрасте от 35 до 70 лет было связано с гораздо большими трудностями с эякуляцией (Chang et al., 1991). Имеются сообщения, что прием лабеталола, который блокирует α1- и β-адренорецепторы, сопровождался нарушениями эякуляции у некоторых пациентов при лечении умеренной и тяжелой эссенциальной гипертензии (O’Meara, White, 1988). PEVR легкой степени было связано с приемом α-адреноблокаторов, ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента и блокаторов рецепторов ангиотензина (Corona et al., 2011).

Противоэпилептический препарат габапентин, назначаемый для лечения нейропатической боли, судорог и биполярного расстройства, вызывал задержку оргазма у пожилых пациентов мужского пола, и такое действие зависело от дозы (Perloff et al., 2011).

Применение некоторых химических веществ ассоциировалось с эякуляторной дисфункцией. При длительном контакте на производстве с бисфенолом А, химическим веществом, используемым при изготовлении потребительских товаров из поликарбоната, у работников имела место сексуальная дисфункция, в т.ч. снижение силы эякуляции (Li et al., 2010). По сравнению с контрольной группой у этих мужчин риск эякуляторных нарушений был значительно выше.

Андрогендепривационная терапия при раке предстательной железы чаще была связана с полным отсутствием эякуляции (Corona et al., 2011).

У пациентов с ЭД или гормональными расстройствами В начало статьи

Учеными уже давно доказана связь сексуальной и гормональной дисфункций. В механизм развития данных нарушений вовлечены тиреоидные гормоны, тестостерон и пролактин. В группе гетеросексуальных мужчин, которые впервые обратились к андрологу или сексологу по причине ЭД, гипогонадизм, сахарный диабет, тяжелая ЭД, гипоактивное сексуальное желание как у самих пациентов, так и у их партнерш независимо ассоциировались с PEVR (Corona et al., 2011). Прогрессирующее увеличение тяжести PEVR коррелировало с более высоким уровнем глюкозы и более низким уровнем тестостерона в плазме крови. Андрогендепривационная терапия чаще была связана с полным отсутствием эякуляции (анэякуляцией).

Было установлено, что уровень тестостерона сказывается на времени наступления эякуляции и оргазма. У здоровых добровольцев фармакологически индуцированный гипогонадизм был связан с ослаблением оргазмической функции, которая нормализовалась после назначения заместительной терапии андрогенами (Schmidt et al., 2009). Уровни свободного тестостерона и глобулина, связывающего половые гормоны, достоверно коррелировали с доменом оргазмической дисфункции в опроснике Международного индекса эректильной функции (International Index of Erectile Function, IIEF) после поправки на возраст (Ahn et al., 2002). В последовательной серии пациентов мужского пола с сексуальной дисфункцией распространенность преждевременной и отсроченной эякуляции составляла 25,9 и 4,4% соответственно. У пожилых мужчин со сниженной концентрацией общего и свободного тестостерона имела место отсроченная эякуляция. У лиц с преждевременной эякуляцией отмечена самая низкая (12%), а с отсроченной эякуляцией самая высокая (26%) частота гипогонадизма (Corona et al., 2008). При лечении больных с гипогонадизмом с помощью геля тестостерона улучшились параметры по шкале оценки эякуляторной функции (трудности в наступлении и объем) (Khera et al., 2011).

В литературе имеются сообщения о корреляции метаболического синдрома и эякуляторной дисфункции. Например, в датском исследовании, в котором изучали связь ожирения с сексуальной дисфункцией, у мужчин, страдающих ожирением, и у лиц с существенно увеличенной окружностью талии, как правило, наблюдалась аноргазмия (Christensen et al., 2011). У мужчин с патологическим ожирением, перенесших шунтирование желудка, выявлялись более низкие по сравнению с нормой показатели по всем доменам краткого опросника по оценке половой функции (Brief Sexual Function Inventory, BSFI). При послеоперационном наблюдении в среднем на протяжении 19 мес показатели, характеризующие эякуляторную функцию, улучшились. По степени потери веса можно было независимо прогнозировать уровень улучшения параметров во всех BSFI-доменах. После потери лишнего веса в среднем на 67% данные по опроснику BSFI приблизились к нормативным значениям (Dallal et al., 2008). Прием варденафила при лечении ЭД у пациентов с метаболическим синдромом ассоциировался с повышением уровня достижения эякуляции в 71,3% случаев против 44% – в группе плацебо (Schneider et al., 2011).

Известно, что гиперпролактинемия у мужчин индуцирует различные типы сексуальной дисфункции. В институте Мастерса и Джонсон (США) 136 пациентов, получавших лечение по поводу импотенции, неспособности достичь эякуляции и ингибированного сексуального желания, прошли скрининг по выявлению эндокринной патологии. У 11 (8,1%) мужчин была диагностирована гиперпролактинемия (Schwartz et al., 1982). Сывороточный уровень пролактина был проанализирован у пациентов с идиопатической сексуальной дисфункцией, в результате чего гиперпролактинемия была обнаружена в 3% случаев. Легкая гиперпролактинемия наблюдалась у 10% мужчин при преждевременной эякуляции, при этом уровень пролактина в сыворотке крови был нормальным у лиц, жалующихся на наличие эякуляции без оргазма (Buvat et al., 1985). Высокий уровень пролактина может вызывать сексуальную дисфункцию, связанную с приемом СИОЗС. В группе пациентов с сексуальной дисфункцией более высокий уровень пролактина наблюдался исключительно у мужчин, принимавших СИОЗС (Corona et al., 2009).

Гормоны щитовидной железы являются еще одним фактором, влияющим на сексуальную функцию. В проспективном исследовании авторы оценивали распространенность сексуальной дисфункци у пациентов с гипер- и гипотиреозом, а также возможность их разрешения после нормализации уровня тиреоидных гормонов (Carani et al., 2005). У мужчин с гипертиреозом частота отсроченной эякуляции составила 2,9%, тогда как при гипотиреозе распространенность гипоактивного сексуального желания, отсроченной эякуляции и ЭД достигала 64,3%. Отсроченная эякуляция у пациентов с гипотиреозом была связана либо с гипоактивным сексуальным желанием, либо с ЭД. После нормализации уровней тиреоидных гормонов у больных с гипотиреозом отсроченная эякуляция была купирована у половины пролеченных мужчин.

В нескольких исследованиях сообщалось о встречаемости эякуляторной дисфункции среди пациентов, проходящих терапию нарушений в сексуальной сфере. При изучении последовательных серий пациентов мужского пола с сексуальной дисфункцией было установлено, что распространенность отсроченной эякуляции составила 6,8%. При этом она была легкой и средней степени тяжести в 5% случаев, тяжелой или в комбинации с анэякуляцией – в 1,8% (Corona et al., 2009). Высокий риск отсроченной эякуляции наблюдался у больных, принимавших СИОЗС, а также антидепрессанты, не относящиеся к группе СИОЗС.

Метаанализ 28 исследований по оценке эффектов от терапии ЭД тадалафилом показал, что только 42,2% пациентов сообщили о нормальной эякуляторной функции, 35,6% – о нормальном оргазме, независимо от тяжести ЭД (Paduch et al., 2012). Частота эякуляторной и оргазмической дисфункций возрастала с повышением степени тяжести ЭД. Была отмечена диссоциация между наступлением эякуляции и оргазма у некоторых пациентов. Слабое ощущение оргазма имело место у 15,6% пациентов с нормальной эякуляторной функцией, в то время как у 5,2% лиц с нормальным оргазмом наблюдалось ухудшение эякуляторной функции. Факторы риска эякуляторной и оргазмической дисфункций включали кардиомиопатию, сердечную недостаточность, применение нейролептиков, СИОЗС и трициклических антидепрессантов.

По данным обзора случайно выбранных членов Американской ассоциации преподавателей, консультантов и терапевтов по проблемам сексуальных взаимоотношений, на долю ингибированной эякуляции приходилось 5% от количества пациентов, обслуживаемых у врача за определенный период (Kilmann et al., 1986). У мужчин, консультируемых по поводу сексуальной дисфункции, относительные факторы риска, включая менопаузальные симптомы, заболевание партнерши, негативно влияющее на сексуальную активность, снижение у нее сексуального желания и климакс, были значительно и независимо связаны с отсроченной эякуляцией (Corona et al., 2006).

Психофизиологические факторы у мужчин с идиопатической эякуляторной дисфункцией В начало статьи

В отсутствие четкой органической причины эякуляторной дисфункции могут быть идентифицированы определенные психологические, поведенческие и социальные факторы риска ее развития. В исследовании (Corty, 2008) изучали воспринимаемую задержку эякуляции у добровольцев при сексуальной активности как с различными партнершами, так и во время мастурбации. Не отмечено никакой разницы во времени наступления эякуляции при партнерских сексуальных отношениях, при этом при мастурбации семяизвержение происходило быстрее.

У мужчин с ингибированной эякуляцией при отсутствии очевидной соматической причины может часто возникать угнетение сексуального возбуждения. Во время психосексуальной стимуляции в условиях лаборатории у мужчин с ингибированной эякуляцией были выявлены самые низкие уровни сексуального возбуждения по сравнению с группой контроля (Rowland et al., 2004). У мужчин с пожизненной отсроченной эякуляцией отмечены: значительно более высокая мастурбационная активность во время периода пребывания в браке, более низкая частота ночных семяизвержений, более длительное латентное время интравагинальной эякуляции, более низкие оценки по доменам оргастической удовлетворенности и удовлетворенности сексуальной жизнью в целом, большее количество баллов по шкале тревоги и депрессии по сравнению с контрольной группой (Abdel-Hamid, El Saleh, 2011).

К другим психосоциальным факторам, часто выявляемым у мужчин с ингибированной эякуляцией, относят более низкий уровень удовлетворенности взаимоотношениями, более высокий уровень дистресса, большее количество проблем, связанных со здоровьем, более низкую субъективную оценку сексуального возбуждения, несмотря на наличие высокого показателя качества эрекции при различных ситуациях (Rowland et al., 2005).

Функциональные нарушения головного мозга и их лечение могут быть связаны с эякуляторной и оргазмической дисфункциями. Нелеченная депрессия сама по себе, как было показано, может вызывать сексуальную дисфункцию. У нелеченных мужчин с большим депрессивным расстройством диагностирована высокая частота сексуальной дисфункции, включая оргазмическую. Множественный линейный регрессионный анализ показал, что статус депрессии, а не уровень андрогенов, был основным фактором, влияющим на сексуальную функцию (Rizvi et al., 2010). У пожилых мужчин, которые не нуждаются в посторонней помощи, хроническая тревога и депрессия были напрямую связаны с аноргазмией (Christensen et al., 2011). У амбулаторных и госпитализированных больных шизофренией выявлены расстройства оргазма (Acuna et al., 2010).

У пациентов с инфекцией/воспалением мочевыводящих путей В начало статьи

Существуют сообщения об ассоциации эякуляторной дисфункции с воспалением мочевыводящих путей ввиду различных причин. Вместе с тем уже давно известно о тесной связи хронического простатита/синдрома хронической тазовой боли, эякуляторной боли и инфекций мочевыводящих путей, особенно рецидивирующей инфекции (Daniels et al., 2007). Пациенты с признаками воспаления простаты, но без инфекции, отмечали нарушение эякуляции в 67,7% случаев, т.е. даже чаще, чем ЭД (30,2%). Гемоспермия наблюдалась в 20,8% случаев (Tuncel et al., 2006). Хронический бактериальный простатит мог сопровождаться эякуляторной болью и гематоспермией, выраженность которых значительно уменьшалась после антибактериальной терапии (Magri et al., 2011). В группе пациентов, обращающихся в клинику по поводу бесплодия, с установленным клинически диагнозом инфекции дополнительных мужских половых желез с/без аномальных результатов трансректального УЗИ болезненная эякуляция обнаруживалась в 36% случаев. Она была более распространена у пациентов с положительными результатами УЗИ (57%) по сравнению с отрицательными (30%) и у здоровых мужчин (5%) (La Vignera et al., 2012).

Специфические инфекции могут приводить к эякуляторной дисфункции в эндемичных регионах. Так, инфекция, вызванная Schistosoma hematobium, была связана с инфекциями, передающимися половым путем, в группе мужчин, проживающих в эндемической местности. Болезненная эякуляция возникала у 15% мужчин, ее частота снижалась через месяц после лечения инфекций, передающихся половым путем; полное ее исчезновение наблюдалось через 6 мес после терапии шистосомоза (Leutscher et al., 2008).

У пациентов с неврологическими заболеваниями В начало статьи

Заболевания функционального или органического характера, которые затрагивают головной и спинной мозг, могут привести к возникновению эякуляторной дисфункии в зависимости от уровня поражения и степени тяжести патологии.

В постинсультном периоде 45,9-64,5% пациентов в стабильном состоянии с сохранением способности к самообслуживанию или с легкой формой несостоятельности отметили ухудшение либо отсутствие эякуляции (Cheung, 2002; Tamam et al., 2008). Сторона поражения полушарий не влияла на эякуляцию (Tamam et al., 2008). Фокальная эпилепсия коррелировала с оргазмической дисфункцией у 15% больных (Kuba et al., 2006). В этой группе лиц на фоне лечения карбамазепином наблюдалось значительное снижение уровня дегидроэпиандростерона сульфата.

Рассеянный склероз связан с развитием ЭД (63,2%), эякуляторной и/или оргазмической дисфункции (50%) и снижением либидо (39,5%) (Zorzon et al., 1999). В популяционном исследовании мужчины с рассеянным склерозом сообщили о проблемах при мастурбации, трудностях в достижении вагинальных оргазмов, наличии ретардированной и преждевременной эякуляции (Redelman, 2009).

У пациентов с повреждением спинного мозга в постшоковом периоде эякуляторная функция была сохранена у всех мужчин с уровнем поражения ниже T12 и с положительным промежностным симпатическим кожным ответом (Tas et al., 2007). Способность к достижению оргазма была изучена в условиях лаборатории у пациентов с повреждением спинного мозга, способных к самостимуляции, и у здоровых мужчин. В ответ на визуальную эротическую стимуляцию оргазма смогли достичь 50% мужчин исследуемой группы и 100% – контрольной. Пациенты с неполным повреждением спинного мозга чаще достигали оргазма, чем с полным его поражением или с полной дисфункцией нижних двигательных нейронов с повреждением их крестцовых сегментов. В ходе исследования Sipski et al. (2006) было отмечено отсутствие связи между наличием оргазма и эякуляции. Врожденные аномалии, влияющие на нижний сегмент спинного мозга, ассоциировались с более низкой степенью тяжести эякуляторной дисфункции. У молодых пациентов мужского пола с расщелиной позвоночника (spina bifida) положительные показатели эякуляции и оргазма составили 88 и 65% соответственно. Наступление оргазма коррелировало с приятными тактильными ощущениями при дотрагивании к пенису (Shiomi et al., 2006). Повреждение периферийных нервов может привести к нарушениям эякуляции и оргазма. В исследовании когорты мужчин с сахарным диабетом 1-го типа 20% из них сообщили о нарушении эякуляторной функции (Penson et al., 2009). Отсутствие бульбокавернозного рефлекса было обнаружено у 22% пациентов с первичной абсолютной аноргазмией (Brindley, Gillan, 1982). Интересным представляется то, что одно неврологическое заболевание оказывало положительное влияние на сексуальную функцию. По сравнению с контрольной группой мужчины с болезнью Паркинсона более легко могли достичь оргазма (Celikel et al., 2008).

Обзор подготовила Марина Малей

По материалам: R. Seyam. A systematic review of the correlates and management of nonpremature ejaculatory dysfunction in heterosexual men. Ther Adv Urol (2013) 5(5) 254-297.

Продолжение в следующем номере

[*] Продолжение. Начало в журнале «Медицинские аспекты здоровья мужчины», 2014, № 1.

 

В начало статьи

 

Поделиться с друзьями: