Феликс Гюйон – величайший реформатор в области урологии, рыцарь медицины

страницы: 69–72

 

Мы можем только восхищаться его острым умом и ловкостью рук,
благодаря которым этот человек внес значительный вклад в развитие французской школы хирургии.

Эрнест Десно

 

Подлинное торжество науки, общий прогресс всех отраслей естествознания, и в т.ч., конечно, медицины, человечество наблюдало со второй половины XIX в. К тому времени достижения медицинской науки и практики превзошли, пожалуй, все, что было накоплено прежде за несколько столетий. Огромных успехов добилась хирургия, из которой в результате практических запросов выделилась урология. Неоценимый вклад в ее развитие внес всемирно известный французский уролог Феликс Гюйон. Большая часть его деятельности пришлась на период, когда методика исследования мочевых путей находилась в зачаточном состоянии, цистоскопия не была ходовым способом диагностики, катетеризации мочеточников не существовало. Этим можно объяснить то обстоятельство, что большая часть работ ученого касается заболеваний нижнего отдела мочеполового тракта. Некоторые труды Ф. Гюйона не потеряли своего значения и сегодня, несмотря на их давность. Наибольшую известность он приобрел в диагностике и лечении сужений уретры и удалении камней мочевого пузыря, а его клинические лекции о заболеваниях мочевыводящих путей были переведены на многие языки мира и изданы большими тиражами.

 

Жан Казимир Феликс Гюйон родился 21 июля 1831 г. в городе Сен-Дени на острове Реюньон (в те времена он назывался Бурбон) в Восточной Африке (заморский регион Франции), расположенном в Индийском океане к востоку от Мадагаскара. Он был сыном судового хирурга, кроме того, его дед из Бретани также был врачом, работавшим на кораблях. До четырех лет Гюйон жил на острове Реюньон, затем семья переехала на материковую часть Франции в город Нант. Начальное образование ему дала его мать-креолка. Отец большую часть времени проводил в море, умер рано, когда мальчику исполнилось всего 13 лет. Кроме него, остались еще трое братьев и сестра.

opGy_19_1.jpg
Жан Казимир Феликс Гюйон (1831-1920)

Последовав примеру своего отца, Ф. Гюйон решил изучать медицину и в 1852 г. окончил медицинский факультет университета в Нанте, после чего перебрался в Париж. Его первыми наставниками были Philibert Joseph Roux и Francois-Amilcar Aran, позже ему посчастливилось работать в столичной хирургической клинике интерном под руководством таких выдающихся мастеров своего дела, как Laugier и Alfred Velpeau. Окончательные экзамены Гюйон сдал в 1853 г., что позволило ему начать врачебную практику в возрасте 22 лет.

В 1858 г. Феликс Гюйон женился на своей кузине, мадемуазель Delpit. В том же году он получил докторскую степень, защитив диссертацию о полостях небеременной матки. Продолжая проявлять интерес к акушерско-гинекологической науке, Гюйон в 1860 г. написал диссертацию о фибромах матки. В последующие годы он переключился преимущественно на работу в области урологии, начав с изучения методов лечения аномалий мочеиспускательного канала у мужчин. В исследовании о пороках развития уретры (1863) он отмечал, что гипоспадия головки полового члена не является существенным недостатком и, следовательно, не подлежит лечению. Кроме того, ученый считал, что при пеноскротальной форме этой аномалии операцию выполнять не следует.

В 1867 г., после смерти Жана Сивиаля (Jean Civiale) – изобретателя операции камнедробления (литотрипсии) – Ф. Гюйон получил в заведывание несколько коек в парижском госпитале Неккер (Hospital Necker). В действительности это было небольшое бедное отделение, в котором на лечении находились в основном старики с хроническими урологическими заболеваниями. Такое место работы, казалось бы, не было привлекательным для молодого амбициозного врача. Гюйон предполагал, что в госпитале Неккер он будет работать недолго – до тех пор, пока ему не предложат возглавить другое, более крупное и обустроенное, отделение. Несмотря ни на что, ученый оставался успешно практиковать на прежнем месте. В 1876 г. отделение, ранее насчитывавшее всего 26 коек, было расширено и уже могло предоставить по 20 коек в палатах для женщин и мужчин. Так Ф. Гюйон создал первую в мире урологическую клинику, которой заведовал до 1906 г. Наряду с оперированием больных, он преподавал хирургию, а в 1877 г. получил звание профессора хирургической патологии в Парижском университете.

Гюйон был исполнен энтузиазма и сознания долга. Он очень тщательно обследовал своих пациентов, чтобы как лечащий врач найти способ избавить их от недугов. Проявляя особый интерес к урологическим больным, разделял их на категории и описывал новые клинические синдромы. Профессор любил свою работу и предпочитал браться за пациентов, лечением которых прежде никто не занимался.

Ф. Гюйон был хирургом и патологоанатомом, который хотел развить урологию как узкую хирургическую область, которая остро нуждалась в реформировании. Это было время, когда хирургия переживала новый виток развития после открытий Пастера, Листера, Люка-Шампионньера. Не менее важными были достижения Клода Бернара, который применил общие правила физиологии в клинической медицине.

Гюйон был приверженцем новых теорий Луи Пастера о «микроскопических организмах». Его коллега ученый-физиолог Арсен д’Арсонваль описал забавную историю, произошедшую 1876 г. перед фасадом Французской медицинской академии. В ходе бурного обсуждения Пастер демонстрировал свою досаду и отчаяние Клоду Бернару: «Мой дорогой Бернар, я так разочарован врачами. Они не понимают мою теорию о микроорганизмах, хотя многие пациенты могут быть излечены, если бы кто-нибудь спас их от микробов. Несмотря на все мои доказательства, в конце концов ничего не останется от моей теории». На это Клод Бернар дал ему следующий ответ: «Мой Бог, Пастер, уверен, что кто-то все же будет ее сторонником. Сегодня утром в очередной раз ко мне пришел Госселин, чтобы катетеризировать мой мочевой пузырь. Его сопровождал новый ассистент, который очень увлечен вашей теорией. Его зовут Гюйон. Госселин помыл руки уже после катетеризации, в то время как Гюйон проделал это перед процедурой. Вот что останется после вас, Пастер».

Гюйон принимал все нововведения и использовал их при лечении урологических больных. Шаг за шагом он стал настоящим специалистом и основателем урологии, убежденным в том, что в этой процветающей профессии не было бы никакого прогресса без междисциплинарного подхода в фундаментальных и клинических исследованиях. Знания в области урологии должны быть подкреплены очень хорошими познаниями в анатомии и физиологии органов, включая сведения о лечении различных заболеваний и пороков развития.

После визита в Париж в 1872 г. американского уролога Генри Якова Бигелоу Гюйон при поддержке компании Collin разработал аспиратор для лучшего извлечения фрагментов камней из мочевого пузыря после трансуретральной литотрипсии. Понимая техническую и методическую стороны процесса, ученый был очень терпелив в своих попытках достичь максимально успешных результатов выполнения данного вмешательства. При этом особое внимание он уделял соблюдению правил асептики, что отразилось в снижении показателя смертности при этой операции с 60 до 2%. Таким образом, Феликс Гюйон был мастером литотрипсии – операции, которую он любил выполнять перед большой восхищенной аудиторией.

Ученый также освоил еще одну важную урологическую операцию – уретротомию. В те времена склерозно-воспалительные стриктуры уретры были широко распространенной патологией. В 1845 г. Мезоннев начал применять уретротом при проведении внутренней уретротомии, которая сопровождалась развитием септических осложнений и, соответственно, высокой смертностью. Выполняя данное хирургическре вмешательство, Гюйон соблюдал правила асептики и предложил установку постоянного катетера в течение первых дней после операции. Это позволило снизить смертность у таких пациентов до 2%.

В это время началась «великая эпоха» в карьере Феликса Гюйона, который в 1890 г. получил звание профессора урогенитальной хирургии в Парижском университете. На тот момент ученый организовывает за счет собственных средств строительство новой больницы La terrasse, которая вскоре стала всемирно известной. В дальнейшем внушительный список профессиональных достижений Гюйона был значительно пополнен. В 1878 г. он становится членом Парижской медицинской академии, а в 1901 г. – ее президентом. В 1892 г. ученого избирают членом Французской академии наук, в 1913 г. он удостаивается права ее возглавлять.

Дом Феликса Гюйона на улице де Пентьевр был местом пышных приемов, на которых хозяин всегда представал перед гостями в прекрасно скроенном костюме и с величественным выражением лица, обрамленного густыми седыми бакенбардами. Следует отметить, что он обладал исключительным вкусом в одежде и врожденным чувством стиля, всегда был безупречно одет. Гюйон излучал душевную теплоту, радушие и гостеприимство по отношению ко всем приглашенным. Для них он организовывал различные развлечения, в частности музыкальные интермедии. Подобная атмосфера заставляла его друзей чувствовать себя очень комфортно в доме ученого. Его частыми гостями были такие известные личности, как Александр Дюма и драматург Викторьен Сарду.

Феликс Гюйон честно исполнял врачебный долг и добросовестно относился к своим обязанностям. За всю свою карьеру он никогда не прочитал клиническую лекцию, которую накануне не написал бы от начала и до конца. По мнению очевидцев, ученый заслужил блестящую репутацию благодаря этим лекциям, несмотря на монотонный, несколько дрожащий и нерешительный голос. Хотя он не был красноречив, никто не мог отметить запинку или ошибку в его речи. Он оставался недоволен собой, пока не находил правильное слово или фразу. Это обстоятельство, вероятно, является одной из причин, почему так много формулировок и цитат ученого дошли до наших дней. Бернар Фей дает нам превосходное описание данного факта: «…о подготовке его лекций в среду до обеда ходили легенды. В девять часов вечера руководитель клиники приходил к Гюйону и предоставлял ему статистические сведения и отчеты для написания лекции на следующий день. Подготовка длилась до часу ночи. С семи часов утра он последовательно выполнял две литотрипсии в госпитале св. Иоанна Божия, чтобы добраться до больницы Неккер к девяти часам. В десять утра он уже читал свою лекцию, которая к этому времени была полностью написана от руки».

По свидетельствам коллег, с Ф. Гюйоном всегда было приятно работать. Он сам выбирал себе ассистентов. С первого взгляда ученый казался нелюдимым и замкнутым, однако это было лишь первое впечатление. Позже он более внимательно относился к своим помощникам и только после того, когда хорошо их узнавал, становился для них настоящим покровителем.

Уже приобретя блестящую репутацию и заработав немалое состояние, ученый никогда не забывал о нелегком периоде своего профессионального становления; был отзывчив и великодушен к молодым студентам, которые не были столь удачливы. Гюйон поддерживал своих учеников, интересовался их будущим и помогал соразмерно своим возможностям. Среди них наиболее известными были Альбарран, Десно, Жане, Изелин, Моц, Леге и др. Все они настолько восхищались своим наставником, что это чувство пиетета накладывало определенный штамп на их личную жизнь. Учитель требовал от них многого, но и отдавал не меньше. Он не подавлял подопечных своей славой, а наоборот, показывал, что его успех основывался на их достижениях в карьере.

Стараниями учеников Ф. Гюйона госпиталь Неккер обрел известность не только в пределах Франции, но и во всем мире. Молодые врачи из разных стран приезжали во Францию, чтобы в этой больнице услышать новую лекцию по урологии. Таким образом, становятся понятными слова Джеймса Израэля на 1-м съезде урологов в 1909 г., вызвавшие бурные аплодисменты: «Каждый уролог в той или иной степени является студентом Феликса Гюйона!».

В 1881 г. ученый опубликовал фундаментальный труд по современной урологии – «Клинические лекции по заболеваниям мочевыводящих путей» (Leсons cliniques sur les maladies des voies urinaires), который был переиздан в 1885, 1888 и 1920 гг. в обновленных версиях. Он собрал весь багаж знаний по урологии в 40 лекциях. В этом издании содержались новейшие сведения, касающиеся не только урологической, но других областей медицины, таких как бактериология и патологическая анатомия. Все лекции впервые были опубликованы в журнале «Хроника болезней урогенитальных органов» (Annales des maladies des organes genito-urinaires), который был основан Гюйоном в 1882 г. Позже они были изданы на 2400 страницах в трех томах вместе с работами Clado, Segond и Hartmann. Эта книга стала как бы библией по урологии не только во Франции, но и во всем мире.

opGy_20.jpg
Ф. Гюйон держит емкость с камнем из мочевого пузыря, удаленным после выполнения литотрипсии, другие врачи контролируют состояние пациента (гелиогравюра, 1890)

Имя Феликса Гюйона также связано с разработкой метода лечения гонореи путем инстилляции задней части уретры лекарственными растворами. Для этого он предложил использовать тонкий эластический катетер, снабженный оливой (инстиллятор Гюйона), а также шприц с поршнем, перемещающимся в цилиндре с помощью винта, при каждом полуобороте которого выделяется одна капля содержимого (шприц Гюйона). Для распознавания и последующего расширения сужений мочеиспускательного канала он изобрел изогнутые металлические и эластические бужи: эластический буж с делениями по длине и с утолщением на дистальном конце, предназначенный для определения места сужения мочеиспускательного канала и длины суженных участков (буж Гюйона); эластический уретральный буж с металлической муфтой на конце, имеющей винтовую нарезку для присоединения оливообразных наконечников (буж Гюйона – Синицына). Кроме того, ученый предложил использовать уретральный катетер для эвакуации содержимого мочевого пузыря, отличающийся оливообразной формой головки (эвакуатор Гюйона). Он также внедрил в практику трехстаканную пробу мочи для определения локализации патологического процесса в мочеполовых органах (почки и мочевой пузырь, мочеиспускательный канал или предстательная железа) и уточнения источника макрогематурии (начальная/инициальная, конечная/терминальная или полная/тотальная).

Феликс Гюйон описал специальный метод пальпации почки при положении больного лежа на спине (метод Гюйона) и один из признаков баллотирующей почки (симптом Гюйона). Кроме того, он предложил Y-образный разрез, производимый при промежностном сечении мочевого пузыря (разрез Гюйона), пластическую операцию закрытия наружных свищей мочеиспускательного канала у мужчин лоскутом кожи с полового члена (метод Альбаррана – Гюйона) и метод закрытия свища уретры с использованием кожного лоскута на ножке, взятого ниже свища (пластика Гюйона – Пасто).

В 1881 г. Гюйоном была предложена простая клиническая классификация доброкачественной гиперплазии предстательной железы по трем стадиям заболевания. Хотя на сегодняшний день она утратила свою актуальность, на протяжении длительного периода времени ее использование существенно облегчало ведение пациентов с данной патологией.

В 1883 г. ученый установил, что вазэктомия вызывает атрофию предстательной железы. Пять лет спустя он был первым врачом, представившим доказательства того, что возникновение варикоцеле слева может быть симптомом опухоли в почке. Вместе со своим коллегой Cladeau он пытался классифицировать опухоли мочевого пузыря. По их мнению, пациенты с инфильтрирующими опухолями и на ножке имеют хороший прогноз только в случае их оперативного удаления.

Ф. Гюйон особое внимание обращал на физиологию мочевого пузыря и рекомендовал своим ученикам более тщательно исследовать его функцию. В его урологической клинике впервые в мире начали использовать гидростатическую цистометрию в качестве рутинного обследования.

В 1886 г. Ф. Гюйон совместно с P. Bazy издал «Атлас по урологическим заболеваниям» (Atlas des maladies des voies urinaires), который содержал 159 подробных акварельных изображений анатомических структур в соответствии с различными клиническими случаями. Они были созданы во время вскрытий мертвых тел.

В 1896 г. Гюйон основал первое в мире профессиональное урологическое общество – Французскую ассоциацию урологов, на шесть лет раньше его коллег в Америке. Со дня основания и до 1910 г. он оставался ее президентом. В 1907 г. вместе с учеными из Европы, США и Южной Америки профессор учредил Международную ассоциацию урологов, первый съезд которой состоялся в Париже через год при участии 339 специалистов из 11 стран мира.

Хотя наиболее значительный вклад в медицину и физиологию Ф. Гюйоном внесен по части урологии, его знания и наработки распространяются далеко за пределы заболеваний репродуктивной и мочеполовой систем. Имя этого ученого эпонимически увековечено в истории благодаря описанию запястно-локтевого канала – продолжения локтевой борозды предплечья, в котором проходит локтевой сосудисто-нервный пучок (канал Гюйона); ульнарного туннельного синдрома запястья, развивающегося вследствие сдавления общего ствола локтевого нерва на уровне лучезапястного сустава в костно-фиброзном канале Гюйона (синдром канала Гюйона). Кроме того, он предложил способ ампутации нижней конечности выше лодыжки (ампутация Гюйона), описал перешеек матки – суженный участок матки между ее телом и шейкой (isthmus uteri, перешеек Гюйона).

В 1906 г. Феликс Гюйон прекратил трудовую деятельность, посвятив своей урологической клинике 39 лет жизни. Он умер 20 июля 1920 г. в Париже, прожив 90 лет. До последних своих дней он был окружен уважением и почетом учеников, которые успешно продолжили традиции урологической школы своего наставника.

По случаю 18-го съезда Международной ассоциации урологов, состоявшегося в 1979 г. в Париже, во Франции вышла почтовая марка с портретом Феликса Гюйона. Также известно, что больница, расположенная в родном городе ученого Сен-Дени на острове Реюньон, была названа в его честь.

 

Подготовила Марина Малей

 

В начало статьи

 

Поделиться с друзьями: